Хахлов Венедикт Андреевич

Фотография с портрета кисти М. Горбатенко

11 (23) марта 1894 — 18 июня 1972 г. 

Профессор по кафедре палеонтологии

Его отец, Андрей Степанович (1845–1918), родом из казаков станицы Баянаул, окончил Омскую прогимназию со знанием киргиз–кайсакского (казахского) языка и был определен на государственную службу чиновником–переводчиком в Туркестан. Некоторое время спустя был вынужден уйти со службы и устроиться помощником одного из владельцев пароходства «Братья Каменские» на Волге, ведшего торговлю в Семиречье. Один из первых поселенцев Зайсана на китайской границе. С открытием Кендерликского месторождения угля организовал его добычу для местного населения. Внес значительный вклад в развитие земледелия, садоводство и пчеловодство края. Образцы меда с его пасеки экспонировались на международной выставке в Чикаго (1893 г.). Один из инициаторов организации пароходного сообщения по верхнему Иртышу (1898 г.). Проявил себя большим любителем и знатоком местной природы. В его доме останавливались многие путешественники. Среди его знакомы известны Н. М. Пржевальский, Г. Н. Потанин, В. И. Роборовский, М. В. Певцов и др. Консультировал выдающегося немецкого зоолога и писателя–натуралиста А. Э. Брема и немецкого ученого О. Финша во время их поездки по Северо–Западному Туркестану и Западной Сибири (1876 г.). Сотрудничал с П. П. Сушкиным, А. Н. Седельниковым и другими видными русскими учеными. Действительный член Западно–Сибирского отдела РГУ с 1883 г. Снабжал музеи Петербурга, Омска и Барнаула чучелами животных, обитавших в Семиречье. Экспонаты, изготовленные им, представлены в коллекции зоомузея Томского университета. Привил своим детям (семи сыновьям и двум дочерям) любовь к природе и стремление познать ее. Два его сына, Ведедикт и Виталий (1890–1983), стали профессорами ТГУ, а сын Леонид по окончании Московского университета был направлен в Германию, где увлекся микробиологией и имммунологией, позже работал в Пастеровском институте в Париже и умер во Франции (1957 г.). Еще один сын, Геннадий, стал профессиональным художником. В начале 1900–х годов старшие сыновья вместе с матерью, Еленой Владимировной, переехали в Томск для продолжения образования.

С 1904 по 1912 гг. Вен.А. учился в Томской губернской мужской гимназии, по окончании которой поступил на горный факультет ТТИ. Будучи гимназистом и студентом, в каникулярное время работал на Центральном, Берикульском, Кольчугинском рудниках и принимал участие в зоологических и палеонтологических экспедициях в районах Южного Алтая, хребтов Даура, Тарбагатая и Пограничной Джунгарии.

В июне 1916 г. был мобилизован и после кратковременной учебы в Иркутском военном училище в декабре того же года направлен в Петроград, где сдал экзамены в инженерное военное училище. В мае 1917 г. был отправлен в действующую армию на Северный фронт, где служил командиром дорожно–мостовой роты в чине подпоручика инженерных войск. После демобилизации в феврале 1918 г. вернулся в Томск и продолжил учебу в институте. В июле того же года был призван служить в белую армию. Служил адъютантом в Сибирской инженерном дивизионе, расквартированном в Томске. С восстановлением советской власти и проверки особым отделом 5–й армии в декабре 1919 г. был откомандирован в ТТИ для продолжения учебы. Окончил в марте 1921 г. горный факультет по геологоразведочной специальности со званием горного инженера и был оставлен при ТТИ преподавателем при кафедре палеонтологии и исторической геологии, которую возглавлял М. А. Усов. Дипломный проект «Об остатках девонских растений озера Балхаш» был написан под руководством М. А. Усова. Среди студентов, обучавшихся в то время у Вен.А., был будущий президент АН Казахской ССР. К. И. Сатпаев (1899–1964). В декабре 1923 г. он прочитал пробные лекции («Гондванская флора палоезоя Сибири» и «Род лепидодендронов») и получил право самостоятельного преподавания курса палеонтология. По совместительству с 1921 г. преподавал в Томском практическом институте (затем — политехникуме). С сентября 1924 г. по рекомендации М. А. Усова и  М. К. Коровина, высоко отозвавшихся о научно–педагогических и организаторских способностях Вен.А., последний был избран доцентом и заведующим кафедрой геологии Томского университета. В 20–х годах занимал должности члена президиума факультета, заместителем декана физико–математического факультета (1925–1928 гг.), председателя геоминералогической предметной комиссии, председателя комиссии по летней производственной практике (1926–1928 гг.), секретаря факультета (1927–1928), председателя производственной комиссии по геолого–географическому отделению (1930 г.), и.о. заведующего геолого–географического отделения (1930 г.). 27 декабря 1929 г. утвержден в должности профессора по кафедре исторической геологии. Один из организаторов СибГРИ, и.о. директора, с 1 июля 1930 г. по 5 января 1932 г. — помощник директора по научной и учебной части института. С 1 апреля 1933 г. — профессор по кафедре палеонтологии Горного института. По совместительству — заведующий кафедрой геологии на горном и маркшейдерском отделениях. С 1 января 1934 г. — заведующий кафедрой исторической геологии и палеонтологии (с 21 января 1938 г. — палеонтологии) ТГУ. Одновременно с 3 октября 1933 г. — заведующий геологическим кабинетом. с 15 мая по 14 октября 1933 г. и с 1 августа 1934 г. по 1939 г. — декан геолого-почвенно–географического факультета. Прои его непосредственном участии на кафедре геологии были созданы вначале кабинеты, а затем самостоятельные кафедры (палеонтологии, исторической геологии, петрографии, общей и динамической геологии). 29 июня 1938 г. ему была присуждена степень доктора геол.–минерал. наук без защиты диссертации.

20 апреля 1949 г. подвергся аресту по «красноярскому делу» геологов, обвинен в «подрыве государственной промышленности» и осужден по статье 58 п. 7 на 10 лет. Срок отбывал в Норильском лагере сначала на общих работах (рытье котлована, расчистка подъездных путей от снега), затем в январе 1951 г. был переведен на подконвойную работу в Геологическом управлении геотехником по углю в группу, занимавшуюся подсчетом запасов Кайерканского месторождения. Кроме того, Вен.А. занимался определением палеонтологических коллекций и основал палеонтологическую лабораторию. Им было составлено пособие по палеоботанике. По своей инициативе организовал постоянно действующие курсы для геологов полевых партий, где изучались палеоботаника и стратиграфии северо–запада Сибирской платформы. Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР в связи с прекращение дела за недоказанностью состава преступления в 1954 г. был освобожден и с 10 мая 1954 г. восстановлен в должности профессора, а с 28 мая в должности заведующего кафедрой палеонтологии, которой заведовал до 1 февраля 1972 г. (после этого состоял профессором кафедры до смерти в 1972 г.). Читал курсы; палеонтология; историческая геология; палеозоология; фитопалеонтология; общая геология; спецкурсы. Руководил дипломными работами и аспирантскими темами.

Его лекции, которые он читал ровным, спокойным голосом, были всегда чрезвычайно интересными, насыщенными сведениями о неисчерпаемом мире ископаемых растений и держали аудиторию во внимании с первых до последних минут. Вен.А. обладал умением зажечь в сердцах своих учеников неугасимую искру любви к науке и жажду научных исследований. У него была редкая научная интуиция и способность собирать вокруг себя талантливую молодежь. Вен.А. проявил себя как разносторонне образованный крупный ученый в области палеонтологии и стратиграфии континентальных отложений, региональной геологии и геологии угля, много сделавшим для геологии Сибири. За более чем 50 лет научной деятельности он детально изучил ископаемые флоры девонского, каменноугольного, пермского, юрского, мелового и третичного периодов на территории Сибири. Принимал участие в изучении геологии Иркутского, Кузнецкого, Минусинского, Балахтинского, Горловского, Чулымо–Енисейского, Канского, Норильского, Тунгусского и других угольных бассейнов Сибири, дал палеоботаническое обоснование их стратиграфии.

Как подающий надежды исследователь, Вен.А. обратил на себя внимание уже своей первой публикацией по палеоботанике (1921 г.), посвященной верхнедевонской флоре с юго–западного побережья оз. Балхаш и подведшей итоги его студенческих экспедиций. Будучи научным сотрудником (в том числе и заместителем директора) Сибгеолкома, в начале 20–х годов принимал участие в геологических работах в районе Иркутского угленосного бассейна, где изучал флору юрского периода. Применив метод вариационной статистики, он установил верхнеюрский возраст отложений бассейна. В 20–х годах Вен.А. заметно расширил поле своей научной деятельности. В ТГУ им была проделана огромная работа по пересмотру и восстановлению латинских названий окаменелостей палеонтологических коллекций из палеонтологического отдела минералогического музея медицинского факультета. В итоге проведенных работ был создан самостоятельный палеонтологический музей (1925 г.), который в настоящее время насчитывает вместе с микропалеонтологическими свыше 1 млн. экспонатов и носит имя Вен.А. Хахлова.

Он — один из инициаторов открытия при Сибгеолкоме палеонтологического кабинета, ставшего вскоре научно–исследовательским палеонтологическим центром Западной Сибири, консультантом которого Вен.А. долгое время являлся. В 1927 г. в качестве консультанта по вопросам геологии он участвовал в разработке 15–летнего плана развития Томского округа. В это же время он интенсивно занимался изучением верхнепалеозойской флоры и стратиграфии угленосных отложений Кузбасса. Для этого, наряду со стратиграфо–тектоническим методом, первым в СССР положил в основу стратиграфического расчленения отложений объективный палеонтологический критерий — смену флористических комплексов. Детальные и многолетние исследования пермокарбоновых флор Сибири явилось основой новой стратиграфической шкалы сначала Кузбасса, а затем и других угленосных бассейнов Сибири. Позднее она нашла полное подтверждение и признание. Кроме того, им были впервые установлены и расчленены отложения мелового периода на территории Западной Сибири (1931 г.). По мнению Вен.А., его схема могла найти применение для выяснения структурных особенностей региона при поисках нефти, а ископаемая флора мелового и третичного периодов — способствовать нахождению месторождений бокситов на территории Салаира и Кузнецкого Алатау. Познания в этой области палеоботаники позволили ему открыть на территории Кузбасса Томь–Усинский угленосный район и свыше 30 месторождений угля (20 в южной части района и 18 — в центральной), в том числе Ольджерасское, Сыркашевское, Сибергинское и др. Им был составлен разрез угольной толщи юго–восточной части Кузбасса. Материалы по исследованию Кузбасса были обобщены в монографии "Проблема геотектонической жизни Кузбасса на основании стратиграфического анализа" (1948 г.). В 1931 г. Вен.А. предположил возможность продолжения Кузнецкого каменноугольного бассейна далеко на север, а в 1933 г. совместно с геологом Р. С. Ильиным зафиксировал это продолжение на север от Анжеро–Судженского района до Иркутского тракта, причем заключил, что эта "новая угленосная площадь значительно расширяется к северу". Этот вывод позднее подтвердился поисковыми работами. Стратиграфическая схема, предложенная Вен.А., обсуждалась на выездной сессии АН СССР (1932 г.) и на специально созванном для этого съезде по стратиграфии Кузбасса в Ленинграде (1934 г.). В 1936 г. им была дана промышленная оценка Балахтинского буроугольного бассейна в Красноярском крае. Вен.А. впервые установил наличие девонских континентальных отложений в Западной Сибири и Казахстане и первым изучил выделенные из них девонские растения. Исследуя с 1928 г. третичную (неогеновую) флору Западной Сибири, Вен.А. впервые описал растения Антибесского месторождения, определил палеогеновый возраст рыхлой толщи окрестностей Томска и других площадей Западной Сибири. Вен.А. впервые изучил редчайшие девонские флоры Сибири, что позволило открыть первые страницы истори наземной флоры на территории Ангарского материка. Целый ряд работ Вен.А. посвлящен покрытосеменным растениям. Вместе со своим учеником Л. М. Шороховым (1898–1944) открыл в Кузбассе юрские угленосные отложения, выделив их из состава «палеозойских толщ», и изучил юрскую флору.

Вен.А. был одним из организаторов 1–й Сибирской научной конференции по изучению и освоению производительных сил Сибири в Томске (1939 г.). В 1941 г. им был дан прогноз возможной угленосности Томского района. В годы Великой Отечественной войны под руководством Вен.А. был обнаружен Заломнитский район с высококачественным углем. В этот период Вен.А. консультировал Западно–Сибирский геологоразведочный трест Наркомата нефти, впервые начавшего поиски нефти в Западной Сибири. Начиная с 1943 г. под его руководством осуществлялась геологическая съемка масштаба 1:1 000 000 значительной части территории Западно–Сибирской равнины, в которой наряду с сотрудниками факультета принимали активное участие и студенты–геологи ТГУ. Совместно с Л. А. Рагозиным им были составлены государственная геологическая карта этой части территории (лист О–45) и объяснительная записка к ней, опубликованная в 1949 г. В те же годы Вен.А. занимался выявлением минерально–сырьевой базы на территории Томской области. Во второй половине 50–х — начале 60–х годов и изучались стратиграфия и флора тунгусской серии Норильского угленосного бассейна. Тогда же он разработал стратиграфическую схему, реализующую новую методику подсчета запасов угля в отдельных месторождениях на основе данных палеоботаники. Помимо этого, в разные годы Вен.А. консультировал Красноярское и Кемеровское геологические управления и трест «Кузбассуглегеология», Норильский металлургический комбинат, Томскую комплексную экспедицию и др. Вместе с академиком М. А. Усовым он оказал большое влияние на развитие и формирование сибирской школы геологов. Являлся одним из крупнейших в СССР ученых–палеоботаников и стратиграфов континентальных отложений.

Основатель томской школы палеонтологов и геологов–стратиграфов. Среди его учеников профессора А. Р. Ананьев, А. А. Ларищев, Н. К. Ившин, Л. А. Рагозин, В. А. Ивания, И. А. Вылцан, В. М. Подобина, доценты М. В. Горбунов, Д. А. Васильев и др. Им было опубликовано более 150 научных работ в области палеонтологии, стратиграфии и геологии, высоко оцененных не только в нашей стране, но и за рубежом. Подготовил большое количество специалистов–геологов, в том числе кандидатов и докторов наук.

Участник многих всесоюзных научных съездов и совещаний, XVII международного геологического конгресса (1937 г.). С апреля 1944 г. по совместительству работал в Западно–Сибирском филиале АН СССР. Руководил издательской деятельностью университета, являясь ответственным секретарем и главным редактором «Трудов ТГУ», членом редакционно–издательского совета. В 1947 г. в соответствии с постановлением СНК и решением ученого совета ТГУ ему присуждена премия за научно–исследовательскую работу «Проблема геотектонической жизни Кузбасса на основании стратиграфического анализа», а в 1964 г. — первая премия ТГУ за научную работу. В 1967 г. был удостоен диплома I степени имени академика В. А. Обручева. Принимал участие в составлении «Атласа Томской области» (1969 г.). Начиная с 20–х годов постоянно читал популярные лекции («История Земли», «История развития органического мира», «Причины вымирания животных в геологическом прошлом»). некоторое время являлся ответственным редакторм Томского областного лекционного бюро.

Организатор (1950 г.) и в течение длительного времени — председатель геолого–географической секции областной организации Всесоюзного общества «Знание». С 1 марта 1929 г. — действительный член Русского палеонтологического общества при АН СССР; председатель палеонтологической секции Томского отделения Московского общества естествоиспытателей природы. Входил в научный совет при Томском облисполкоме. Являлся председателем межвузовского совета по присуждению ученых степеней и званий по горным, геолого–минералогическим, географическим и техническим наукам. Ряд лет состоял председателем экспертной комиссии по геологии Западно–Сибирского научно–технического совета Министерства высшего образования. Заслуженный деятель науки РСФСР (1960 г.).

Был необычайно эрудирован и высококультурен, обладал природным обаянием, тактом и расположенностью к людям. Хорошо знал английский и немецкий языки, читал на французском, разбирался в латыни. Работал всегда самозабвенно и с большой отдачей. В голодные годы гражданской войны научился шить обувь, что спасало от нужды его и молодую жену, Тамару Алексеевну (1896–1971), окончившую Сибирские высшие женские курсы. Впоследствии вместе с нею шил и вышивал на швейной машине скатерти и шторы. Тонко и глубоко знал и ценил музыку и живопись, обладал приятным лирическим тенором и с удовольствием пел старинные русские романсы под аккомпанемент своего друга профессора Г. Г. Григора, обнаруживая прекрасный вкус в выборе репертуара. Неплохо рисовал маслом сибирскую природу и цветы; картины Вен.А. реалистичные и оптимистичные по содержанию, передавали его видение сибирской природы. Они неоднократно выставлялись в залах Томска, Вен.А. охотно дарил их своим друзьям и коллегам. Увлекался выращиванием в открытом грунте многих сортов роз, томатов и других культурных растений, посвятив им специальные исследования. Во дворе дома (ул. Никитина, 24), где проживала семья Хахловых до 1957 г, им был создан питомник роз. Вместе с сыном Вадимом нередко ремонтировал дом, в котором можно было видеть любимых им певчих птиц, особенно щеглов.

Старший сын Борис (1921–1942) пропал без вести в ходе боев под Москвой, будучи командиром роты. Вадим (1926–1991) принимал участие в войне, был ранен, окончил в 1950 г. ТГУ, работал старшим геологом в тресте строительных материалов; после окончания аспирантуры защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата геол.–минерал. наук и работал ассистентом, затем доцентом на кафедре петрографии ГГФ ТГУ.

1917–1945.
Томск: Изд–во Томск. ун–та, 1998. — С. 451–458.